Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 








Окно для рефинансирования скоро захлопнется

События / Бизнес
В первом полугодии 2018 года россияне взяли потребкредитов на рекордную сумму — 68,3 млрд рублей, чтобы погасить старые долги перед банками, сообщают СМИ со ссылкой на исследование бюро кредитных историй «Эквифакс».

IMG_2137

При этом средняя сумма, которую берут на эти цели, увеличилась на 17% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Сегодня это 520 тыс. рублей. Одновременно выросло число договоров рефинансирования: в первом полугодии прошлого года их было 92 тысячи, теперь — 131 тысяча. Доля рефинансирования среди прочих займов составляет 2,28%, при том, что в прошлом году было всего 0,78%. За комментариями «Росбалт» обратился к  директору Банковского института ВШЭ Василию Солодкову.

— Василий Михайлович, с чем связан такой заметный рост кредитов на погашение старой задолженности?

 — Это означает одну простую вещь: в первом полугодии банки достаточно быстро снижали кредитную ставку, и открылось окно для рефинансирования. Во втором полугодии это окно, судя по всему, закроется, если уже не закрылось. Ставки снова пошли вверх, и возможность перекредитоваться под меньший процент исчезла.

В первом полугодии россияне попытались сократить долговую нагрузку. Это разумное поведение. Скажем, у вас был кредит под 20%. Вы, для того, чтобы его погасить, взяли кредит под 15%, и выплачиваете долг уже на новых условиях.

— Сама формулировка вопроса: «россияне берут новые кредиты на погашение старых» многих наводит на мысль о том, что люди просто набрали кредитов, с которыми не справляются, и вынуждены брать новые, для того, чтобы их покрыть.

 — Такой подход в большей степени был распространен в сфере микрофинансирования, когда люди попадали в долговую кабалу и не могли рассчитаться. Брали по 10 кредитов, каждый раз перекрываясь новым займом. Сейчас эта практика потихонечку сходит на нет. То, что происходило в первом полугодии текущего года — немного другая история. Сейчас, я повторю, дело в том, что в условиях падения ставок люди начали снижать свои издержки на обслуживание кредитов.

— Получается, все дело в грамотном потребительском поведении? Как давно стало возможным говорить об этом в России? Когда изменились наши потребители? Что на них так повлияло?

 — Это, увы, не такая массовая история. Вы же сами говорите о том, что доля рефинансирования среди прочих займов составляет всего 2,28%. Это единицы. На самом деле, можно было рефинансировать значительно больше. Так что грамотными стали далеко не все. Хотя, и такие у нас всегда были. Когда кто-то в верхних эшелонах власти заявляет, что рубль стоит как скала, грамотные потребители что делают? Они, соответственно, меняют валюту. И, как правило, они оказываются правы.

Другая группа потребителей продолжает играть в самые разные финансовые пирамиды, и нет никаких способов отучить ее от этого. Они будут снова и снова закапывать свои деньги в любые каналы, и смотреть, что из этого вырастет. Поэтому мы имеем два совершенно разных подхода, которые друг с другом не пересекаются.

— Чем потребительские кредиты на погашение старых долгов отличаются собственно от рефинансирования?

— Рефинансирование и новый кредит на покрытие старого — это, по сути, одно и то же. — Смысл и в том, и в другом случае один — оформление нового кредита по более низкой ставке.

— Насколько это выгодно для заемщиков?

 — Если вы можете снизить величину уплачиваемых процентов, почему это должно быть невыгодно? Другое дело, что нужно считать полную стоимость кредита, могут быть комиссии за досрочное погашение или еще что-то. Но если полная стоимость кредита за счет процентной ставки снижается, это не может быть невыгодно.

— Сейчас я вам объясню, в чем логика вопроса: первые несколько лет, по сути, я плачу только проценты банку. Общая сумма долга меняется незначительно. Когда я рефинансирую кредит, та же сумма долга переходит в другой банк, и я снова начинаю платить одни проценты. При этом, совсем не факт, что срок нового кредита не вырастет по сравнению со старым.

— Это может зависеть от графика платежей. Но в целом при прочих равных условиях снижение процентной ставки ведет к снижению выплат.

— По данным аналитиков, средняя сумма кредитов, которые берут на погашение старых, 520 тысяч рублей. Получается, рефинансируют только большие долгосрочные кредиты?

 — Рефинансировать можно все, что угодно. Но лучше всего делать это с крупными долгосрочными займами. Что касается мелких, людям попросту лень куда-то идти, чтобы сэкономить какое-то количество рублей. Потому что ставки падают не так существенно, чтобы снижение было заметно даже на небольших займах.

— Почему вы считаете, что сейчас окно для рефинансирования закрылось?

 — Ставки по кредитам начали расти, а рефинансирование возможно исключительно при снижении. Если только речь не идет о рефинансировании совсем старых кредитов, полученных при ставке свыше 20%. Тогда — пожалуйста. Свежие кредиты рефинансировать уже нельзя, потому что ставки по ним не отличаются от текущих.

Сейчас вопрос в том, как далеко они поднимутся? Совершенно не понятно, что будет с уровнем инфляции. С одной стороны, Центробанк зажал все, что можно, в том числе путем повышения ключевой ставки. С другой, цены на нефть растут, что хорошо сказывается на курсе рубля. С третьей стороны, совершенно не ясно, что наши правительство и президент дальше отчебучат, за что получат новые санкции. Вопрос подвешен. Здесь чистая экономика пересекается с нашей абсолютно непредсказуемой политикой, поэтому прогнозировать что-то сложно. 

— Тем не менее, у людей, которые брали кредит давно, до сих пор есть возможность рефинансировать его?

 — Если вы брали заем под 28-30%, рефинансируйтесь на здоровье.


Беседовала Анна Семенец



Все новости Москвы
 
Источник: www.rosbalt.ru
Фото: Moscow-Live.ru
 



Фотографии Москвы