Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 








У россиян нет денег, чтобы обанкротиться

События / Общество

По данным Национального бюро кредитных историй (НКБИ), в стране 7 млн должников с просрочками по кредитам больше 90 дней (из них 1,6 млн человек — это заемщики с суммарным долгом свыше 250 млн рублей). По словам заместителя директора по маркетингу НКБИ Владимира Шикина, такие заемщики если и выходят на нормальный график платежей, все равно впоследствии испытывают проблемы с обслуживанием долга.


HEOH0178

При этом если доля проблемных заемщиков снижается, то их количество растет, отмечает Шикин. По его словам, это связано с тем, что банки стали выдавать больше кредитов. В процентном соотношении доля плохих кредитов невелика, но в штучном таких кредитов стало больше.


Доля заемщиков, которые набрали по три и больше кредитов, составляет чуть больше 8%. 


«Текущая долговая нагрузка россиян, то есть, отношение ежемесячных доходов к ежемесячным платежам по всем кредитам, стала сокращаться. Правда, происходит это за счет заемщиков с высокими доходами — больше 40 тыс. рублей в месяц. У заемщиков с доходом меньше 20 тыс. рублей коэффициент текущей долговой нагрузки, напротив, только растет. Треть своих доходов они отдают на обслуживание кредитов», — отметил замглавы НКБИ.


Больше 3,5 млн заемщиков тратят на кредиты 60% своих доходов. «Их доходы фактически не позволяют обслуживать долги», — считает Шикин. То есть — многие из них исправно платят, но, по сути, работают на выплаты банкирам, и находятся в шатком положении.


Руководитель департамента маркетинга и аналитики «Стопдолг» Валентина Зебницкая пояснила: если суммарный долг больше 500 тыс. рублей, и заемщик не может его обслуживать, по закону он обязан подать иск о собственном банкротстве. При долге менее 500 тыс. рублей у него есть право подать такой иск (статья 312.4 пункт 2 закона «О банкротстве физических лиц»). При этом, согласно постановлению пленума Верховного суда от 13.10.2015 года № 45 пункт 11, не важно, о какой сумме задолженности идет речь, подчеркнула Зебницкая.


По ее словам, недавно суд принял решение о банкротстве заемщика с долгом в 230 тыс. рублей, то есть, стали появляться реальные примеры.


Но сама процедура банкротства весьма затратна: от 50 тыс. рублей на арбитражного управляющего, справки и судебные издержки — если человек решит заниматься этим самостоятельно, до 150 тыс. рублей — если намерен обратиться в юридическую контору. Для человека с долгом меньше 200-250 тыс. рублей подавать на банкротство просто нет смысла, считает эксперт.


«По данным Национального бюро кредитных историй, 1,6 млн человек — это заемщики с суммарным долгом больше 250 тыс. рублей. То есть, это те люди, которые потенциально уже завтра могут написать заявление о банкротстве, но не делают этого. В 2017 году в российские суды подано всего 28-30 тыс. исков», — отметила Зебницкая. 


По словам эксперта, в тех странах, где институт банкротства существует десятки лет, и граждане к нему относятся спокойно и пользуются им по мере необходимости, от 3,5 до 8,5% должников, у которых уже есть просрочка по кредитам, подают иск о признании банкротства. В России таких всего 0,4%.


«В Канаде с населением 36 млн человек, банкротится в три раза больше граждан, чем в России. Так, в 2016 году у нас обанкротилось чуть больше 20 тыс. человек, в Канаде — 63 тыс.» — проиллюстрировала она.


«Люди не знают о своих правах, у них много стереотипов о банкротстве — меня уволят, заберут детей. Банкротству предпочитают новые кредиты, микрозаймы и невыгодные программы рефинансирования», — заметила Зебницкая.


Что получается в итоге, рассказал арбитражный управляющий Тарас Зубченко. По его словам, заемщики подходят к банкротству, когда у них на руках уже по 5-7 кредитов. Часто это долги двух-трехлетней давности. «Люди берут кредит на ремонт, на отпуск, на свадьбу, на бытовую технику. Когда не могут расплатиться, вместо банкротства влезают в новые долги — начинают перекредитовываться в других банках, чтобы погасить старые кредиты, идут в микрофинансовые организации. И только когда ситуация сильно запущена, и суммарный долг возрастает в разы, они обращаются к процедуре банкротства. Часто на этой стадии банки отказываются договариваться с должниками и не идут на реструктуризацию. Тогда ничего, кроме банкротства и продажи имущества не остается», — рассказал Зубченко.


Если человек должен банкам больше 1 млн рублей, арбитражный управляющий продает его машину, землю, дачу. Если долг поменьше, в ход идет бытовая техника и другие ценности. Имущество покрупнее продают на ресурсе «Фабрикант», микроволновки и холодильники — на «Авито». «Но, как правило, к тому моменту, когда заемщик подает иск о банкротстве, у него уже не остается ничего. Все, что можно было продать, уже продано за долги, которые так и не удалось погасить», — отметил арбитражный управляющий.


Зубченко советует: «пока ситуация не слишком запущена, можно обратиться в суд за реструктуризацией или договориться с кредитором». Того же мнения придерживается и Шикин. «Не стоит избегать контактов с кредитором. Нужно искать совместное решение, и чем раньше, тем лучше», — заметил он.


Но на сегодняшний день на несколько десятков тысяч решений о банкротстве граждан всего пара сотен согласованных графиков реструктуризации, отметила Зябницкая. По ее словам, заемщики обращаются слишком поздно для того, чтобы можно было реструктуризовать долг.

На банкротство же многие не идут из-за стоимости самой процедуры. «Если она снизится, число исков может вырасти в 10 раз только за первый год», — полагает эксперт.


Зябницкая рассказала, что в правительстве и Центробанке сейчас обсуждают упрощенную процедуру банкротства. По словам финансового омбудсмена Павла Медведева, речь идет о том, чтобы снизить нижнюю планку с 500 до 50 тыс. рублей, то есть, сделать процедуру доступнее для людей с маленьким, но непосильным долгом. Однако, по мнению Медведева,  российские суды просто не выдержат такого наплыва заемщиков — потенциальных банкротов. Уже сегодня, если верить данным Национального бюро кредитных историй, их больше 7 млн.


Цифры, о которых говорят аналитики, вполне реальны, согласился директор Банковского института ВШЭ Василий Солодков. «По данным Центробанка, величина просрочки — 10% от выданных кредитов. То есть -  фактически каждый десятый кредит не возвращается», — заметил он.


«Несмотря на то, что мы по три раза в год отталкиваемся от очередного дна, реальные доходы населения четвертый год подряд сокращаются. В то же время, потребление растет. За счет чего? За счет розничного кредитования. Это очень тревожный сигнал. Совершенно непонятно, как мы будем выходить из этого положения — пикирующего, нехорошего, без каких-либо перспектив», — отметил Солодков.


По его словам, за 100 км от Москвы ситуация еще хуже, чем кажется. «Когда работы нет, перспектив нет, а основной источник дохода в семье — пенсия престарелых родителей, долг даже в 5-10 тыс. рублей — проблема. И она нерешаема. Люди не могут платить по кредитам и не могут обанкротиться, потому что денег на арбитражного управляющего и судебные издержки тоже нет. С утра до вечера их донимают коллекторы, пока не доводят до сумасшедшего дома либо кредитная организация не решает списать долг из-за того, что ждать возврата денег бесперспективно. Таких людей много, но для них пока нет выхода, нет механизмов», — резюмировал собеседник «Росбалта».


Анна Семенец






Все новости Москвы
 
Источник: www.rosbalt.ru
Фото: Moscow-Live.ru
 



Фотографии Москвы